Исковое заявление. Качественно, быстро!

(Заполните форму заказа и получите документ на свою почту)
   

Юридическая помощь на нашем сайте

Вы можете задать вопрос юристу или заказать нужный документ, заполнив форму обратной связи, заказать обратный звонок. Наш юрист получит заявку и свяжется с вами. Помните, юрист работает с информацией, которую вы ему предоставите. Юридическая помощь онлайн экономит ваше время и деньги.

     
Ходатайство по уголовному делу
Ходатайства (образцы, шаблоны, формы)

Ходатайство по уголовному делу

Образец

В  районный суд
Председательствующему по делу Защитника Л.А.
по уголовному делу по обвинению Б.

Ходатайство

При ознакомлении с материалами уголовного дела защитником было заявлено ходатайство о его прекращении. Данное ходатайство было отклонено. В соответствии с ч. 2 ст. 120 УПК РФ отклонение ходатайства не лишает заявителя права вновь заявить ходатайство. 1.В соответствии со ст.73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию: событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), виновность лица в совершении преступления и др. В нарушение требований данной статьи обстоятельства совершения преступления (если таковое имело место) предварительным следствием в полном объеме не исследовались, поэтому остался не выясненным один из основных вопросов - причина создания аварийной обстановки. В частности, в ходе следствия было установлено, что вторым участником дорожно-транспортного происшествия 15.06.08г. в с. района был несовершеннолетний водитель мотоцикла Л.А.Н., не имеющий права на управление мотоциклом. Действия этого водителя и его пассажира не выяснялись и никакой оценки им в ходе следствия не дано. Между тем, в нарушение п.22.9 Правил Дорожного движения (далее ПДД) Л. А.Н. перевозил на заднем сиденье мотоцикла пассажира Т.С.И., не достигшего 12-летнего возраста. В нарушение п.5.1 ПДД пассажир не имел мотошлема, кроме того, высадку он произвел не со стороны обочины, а наоборот, со стороны проезжей части, не убедившись, что этим, он создал помеху движущемуся сзади автомобилю под управлением Б.С.В. В соответствии с п. 8.1. ПДД перед началом движения, перестроением, поворотом (разворотом) и остановкой водитель обязан подавать сигналы световыми указателями поворота соответствующего направления, а если они отсутствуют или неисправны - рукой. При этом маневр должен быть безопасен и не создавать помех другим участникам движения. Так как перед остановкой мотоцикла водитель Легенков А.Н. не подал никаких сигналов и не убедился в безопасности маневра, то он нарушил указанный пункт и создал помеху для движения автомобиля под управлением Б.СИ. Согласно п. 12.1. ПДД остановка транспортных средств разрешается на правой стороне дороги на обочине, а при ее отсутствии - на проезжей части у ее края. В месте остановки мотоцикла под управлением Л. А.Н. имелась обочина, поэтому, останавливая мотоцикл на проезжей части, он нарушил требования указанного пункта. С точки зрения защиты именно указанные нарушения создали аварийную обстановку и находятся в причинной связи с совершенным ДТП, т.к. столкновения транспортных средств допущено не было, а причиной получения телесных повреждений в ДТП пассажира мотоцикла явилось внезапное движение потерпевшего в направлении движущегося транспортного средства, т.к. Т. С.И. стал сходить с мотоцикла, не убедившись в безопасности своего действия. Этот же вывод подтвержден экспертным исследованием от 19.06.2008г. Следствием указанные выше нарушения мотоциклистом и его пассажиром Правил дорожного движения не исследовались, оценка им не давалась, ввиду чего обстоятельства совершения преступления остались до конца не выясненными. Учитывая изложенное выше, не понятно, почему, по мнению следствия, аварийную обстановку создал водитель Б.СВ., который управлял автомобилем, не нарушая никаких правил дорожного движения, а не водитель мотоцикла, не имеющий навыков вождения, остановивший транспортное средство и совершивший высадку пассажира с многочисленными нарушением ПДД и создавший помехи для движения автомобиля. В ходе следствия перед судмедэкспертом не ставился вопрос о том, как повлияло на последствия ДТП отсутствие у потерпевшего мотошлема, хотя это имеет существенное значение для дела. 2. Водителя Б.СВ. сотрудники ГИБДД лишили возможности участия в осмотре места происшествия и составлении схемы к нему, т.к. в момент осмотра он был помещен в автомобиль ДПС для составления незаконного протокола об административном правонарушении. Впоследствии постановление по данному протоколу было отменено решением  районного суда от 24.06.2008г. Водитель Л. в осмотре места происшествия участие принимал и подписал протокол, тогда как ни протокол осмотра места происшествия, ни схема к нему водителем Б.СВ. не подписаны. Впоследствии следственный эксперимент в целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для уголовного дела, не проводился, а необходимые для производства автотехнических экспертиз данные были взяты субъективно, без всякой проверки и оценки. Так, в постановлении о назначении автотехнической экспертизы от 02.12.08г. указано, что от остановки мотоцикла до наезда автомобиля прошло 4-5 секунд, эта цифра материалами дела не подтверждена и противоречит данным трех протоколов осмотра места происшествия, где установлено расстояние от остановившегося мотоцикла до движущегося автомобиля - 28м, 20м, 18,5 м. При скорости автомобиля 50 км/час это расстояние было пройдено за 1,33; 1,44 и 2,0 сек. (s=t * v). Т.е., использование указанной цифры 4-5 секунд является не правомерным, соответственно, полученное на основании использования данной цифры экспертное исследование -не достоверным. Так, отвечая на вопрос о возможности предотвращения наезда путем экстренного торможения, экспертом были использованы не указанные в постановлении о назначении экспертизы значения -18,5м, 20м, 28м, а противоречащие материалам дела расстояния 55,6м, 69,4 м. 3. Как указано в обвинительном заключении, водителем Б.СВ. были нарушены п.п.9.10, 10.1 ПДД. П.9.10 гласит: «Водитель должен соблюдать такую дистанцию до движущегося впереди транспортного средства, которая позволила бы избежать столкновения, а также необходимый боковой интервал, обеспечивающий безопасность движения». Доказательств нарушения данного пункта в деле не имеется, т.к. дистанция между транспортными средствами была не менее 18,5м при установленном экспертом безопасном интервале 2,9м. Вопрос о соблюдении бокового интервала между движущимися транспортными средствами не стоял по причине отсутствия такового движения, т.е. многорядного движения и обгона движущегося мотоцикла не было. П. 10.1 ПДД: «Водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил. При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства» Превышения скорости движения следствием установлено не было, вопрос о возможности предотвращения наезда путем экстренного торможения при установленном материалами дела расстоянии (18,5, 20, 28м) перед экспертом не ставился, т.е. нарушение данного пункта ПДД предварительным следствием также не доказано. Следует учесть, что указанные выше расстояния установлены от движущегося автомобиля до стоявшего мотоцикла, который не представлял препятствия для движения. Препятствие представлял собой пассажир, в нарушение ПДД совершающий высадку на проезжую часть, т.е. действие, которое водитель Б.не в состоянии был предвидеть. Расстояние, с которого Б. СВ. обнаружил движение пассажира мотоцикла на проезжую часть и создающее помеху для движения его автомобиля, в ходе следствия не определялось. При этом не было учтено, что контакт пассажира мотоцикла с автомобилем произошел в тот момент, когда автомобиль уже поравнялся с мотоциклом, что доказано осмотром ТС и локализацией технических повреждений на нем. Как указано в обвинительном заключении, водитель «правой стороной автомобиля допустил наезд на сходившего влево с мотоцикла пассажира». Правой стороной, а не передней частью. Именно поэтому экспертом-автотехником С.Ю.А. был использован термин «набегал», т.е. не автомобиль сбил потерпевшего, а потерпевший набегал на боковую поверхность автомобиля, что и послужило причиной ДТП. 3. В ходе следствия было нарушено право Б.СВ. на защиту, т.к. уголовное дело было возбуждено 16.10.2008г., а обвинение предъявлено за три дня до окончания дела -12.12.2008г. Таким образом, были нарушены требования ст.ст.195 ч.З и 198 УПК РФ, дающие возможность подозреваемому и обвиняемому заявлять отвод эксперту, ходатайствовать о внесении, в постановление следователя дополнительных вопросов эксперту, давать объяснения эксперту и т.д. В течение трех дней защитник не имел возможности реализовать свои права, предусмотренные ст.53 УПК РФ, тогда как законному представителю потерпевшего была предоставлена возможность оплатить автотехническую экспертизу, послужившую решающим фактором для предъявления обвинения Б.В. Обвинение Б.было предъявлено практически сразу после производства экспертизы. Несмотря на то, что в деле имеется экспертное исследование, содержащее выводы противоположные заключению, положенному в основу обвинения, комиссионная судебная экспертиза не назначалась, а предпочтение было отдано экспертизе, оплаченной потерпевшим, без всякой оценки результатов ранее сделанного экспертного исследования. Таким образом, оказался нарушенным принцип равноправия сторон обвинения и защиты, закрепленный ч.4 ст.15 УПК РФ. 4. Изложенный в обвинительном заключении вывод следователя о том, что показания Б.СВ. направлены на введение органов предварительного следствия и суда в заблуждение и последующее избежание справедливого наказания не конкретизирован и ничем не подтвержден, т.к. эти показания не имеют противоречий с показаниями других лиц, участвующих в деле, более того, изложенные Б. данные были положены в основу автотехнической экспертизы, признанной следствием доказательством по делу. Поэтому указанный выше вывод следователя не объективен и вызван нежеланием выяснять действительные обстоятельства происшествия. Таким образом, объективных доказательств вины Б.СВ. в нарушении правил дорожного движения, повлекшем причинение тяжкого вреда здоровью, в ходе следствия не получено. На основании изложенного
прошу
уголовное дело в отношении Б.СВ. прекратить по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Дпьп
Подпись

 

 

МЕНЮ ОБРАЗЦОВ

Новые образцы


Copyright 2009. All Rights Reserved.