Исковое заявление. Качественно, быстро!

(Заполните форму заказа и получите документ на свою почту)
   

Юридическая помощь на нашем сайте

Вы можете задать вопрос юристу или заказать нужный документ, заполнив форму обратной связи, заказать обратный звонок. Наш юрист получит заявку и свяжется с вами. Помните, юрист работает с информацией, которую вы ему предоставите. Юридическая помощь онлайн экономит ваше время и деньги.

     
Ходатайство об отзыве протеста
Ходатайства (образцы, шаблоны, формы)

Ходатайство об отзыве протеста

Образец

Прокурору г. Москвы
от Михайлова Александра Николаевича,
проживающего: г. Москва, ул. Клязьминская, д. 7, корп. 2, кв. 220;
Михайловой Ирины Владимировны,
проживающей: там же; в защиту своих интересов и несовершеннолетних детей:
Михайловой Татьяны - 1991 г.р.,
Михайловой Ольги - 1988 г.р.,
проживающих: там же;
Михайловой Лидии Сергеевны, проживающей: там же

Ходатайство
об отзыве протеста

(в порядке ст. 292 ГПК РСФСР) Решением Тимирязевского районного суда г. Москвы от 30 декабря 1998 г. было отказано в иске Сегиной Е.Г. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры по адресу: г. Москва, ул. Клязьминская, д. 7, корп. 2, кв. 220. На данное решение межрайонный прокурор Смердов Н.Ф. принес протест, который мы считаем незаконным, необоснованным, противоречащим законодательству и материалам дела по следующим основаниям. Данным протестом прокурор защищает мошеннические действия так называемой "истицы" Сегиной Е.Г., которая свое исковое заявление начала с того, что она якобы вообще не получила за проданную квартиру денег. Это же утверждение она выдвинула, обратившись с заявлением в Тимирязевскую прокуратуру, что послужило основанием для возбуждения уголовного дела. Два года с перерывами длился суд, год длилось расследование. И суд, и следствие пришли к единому выводу: сделка была законной, семья Сегиных желала продать квартиру и искала покупателя, а затем, найдя его, сполна получила деньги. К участию в гражданском деле были привлечены представитель органа опеки и попечительства и представитель Тимирязевской прокуратуры, давшие единодушное заключение: сделка законна, в иске Сегиной Е.Г. следует отказать, что и отражено в решении суда. И вот теперь прокурор Смердов Н.Ф. волевым нажимом перечеркивает позицию своего представителя - участника процесса и требует отменить решение. Его основные доводы опровергаются материалами дела, скрупулезно добываемыми в течение длительного времени. 1. Прокурор не отрицает, что на совершение сделки - договора купли-продажи Сегиными квартиры - было выдано (и Сегиными получено) установленное законом разрешение органов опеки и попечительства. Однако далее прокурор переходит к опровержениям, утверждая, что, несмотря на выданное супрефектом разрешение, регистрация несовершеннолетних Сегиных в трехкомнатной квартире на Украине осуществлена не была и что истцы затем пояснили, что украинский адрес фиктивный. Прокурор, видимо, умышленно, упускает тот факт, что Украина - давно уже не территория СССР, а суверенное государство со своими законами и правилами, т.е. заграница. Граждане Российской Федерации свободны в выборе своего места жительства (ч. 1 ст. 17, ч. 1 ст. 27 Конституции РФ). Ничем, в правовом смысле, не отличаются от них и Сегины, решившие эмигрировать на Украину. На с. 3 протеста, в связи с вышеизложенным, прокурор допускает правовую ошибку, ссылаясь на письмо Министерства образования РФ от 20 февраля 1995 г. N 09-М. Письмо это не нормообразующий документ, в нем содержится всего лишь комментарий к постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации"". Кроме того, в Письме говорится о сделках "в другом регионе - республике, крае, области", но ничего нет о случаях, связанных с выездом за границу. А именно этот факт мы имеем в деле. 2. Прокурор утверждает, что права несовершеннолетних Сегиных были нарушены при приватизации в 1992 г. спорной жилой площади. Однако прокурор вновь передергивает нормы закона и правоприменительной практики. С введением в действие Закона РФ от 4 июля 1991 г. N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" процесс приватизации, проводившийся с 1991 по 1993 г. в России и, в частности, г. Москве, был основан на нормах Закона, не предусматривающего включение несовершеннолетних в число собственников приватизируемых квартир (по аналогии с правами собственников жилых домов). При решении вопроса о включении несовершеннолетних граждан в свидетельство о приватизации органы исполнительной власти руководствовались нормами, в соответствии с которыми собственниками становились совершеннолетние члены семьи, и оформление свидетельства на приватизацию с включением несовершеннолетних производилось на основании волеизъявления родителей как законных представителей детей. С 11 января 1993 г. оформление документов на приватизацию в г. Москве осуществлялось на основании инструкции Департамента муниципального жилья N УП-104/5, согласованной с Управлением юстиции, в соответствии с которой дети включались в число собственников по желанию родителей. 24 августа 1993 г. было принято постановление Пленума Верховного Суда РФ N 8, в соответствии с разъяснениями которого несовершеннолетние дети должны включаться в число собственников при приватизации в обязательном порядке. В связи с этим была принята новая инструкция Правительства Москвы от 8 ноября 1993 г. Таким образом, никакого нарушения прав Сегиных на момент приватизации, совершившейся 18 декабря 1992 г., согласно действующим в то время законам не было. Кроме того, обо всем этом было известно органам опеки и попечительства, на которых и возложена законом обязанность давать разрешения на совершение сделки. И дети Сегиных фигурировали во всех документах, которые проходили через соответствующие органы, т.е. их права соблюдались по всем нормам закона. 3. Прокурор ищет какое-то нарушение в том, что на счета детей Сегиных были перечислены по 1/4 (одной четвертой) от суммы, проходящей по договору, - 80 млн. руб., на самом же деле квартира была продана за 54 тыс. долларов. Однако, во-первых, данная сумма не имеет отношения к официальной сделке. Во-вторых, Сегины просили признать сделку недействительной по двум основаниям (кстати, взаимоисключающим!): заблуждение и обман. Поскольку все деньги были ими получены - ни обмана, ни заблуждения быть не может. Кроме того, спустя два месяца все положенные на счета детей деньги были сняты покойным Сегиным Н.В. Какое правообразующее значение имеет в таком случае формальная сумма денег, положенных на счета? Никакого. И утверждение прокурора о якобы имеющем место нарушении - не более чем голословная выдумка. 4. Если бы Сегины не получили деньги, они бы не стали заключать с нами после совершения сделки договор аренды на бывшую свою квартиру, а побежали бы с заявлением в правоохранительные органы. Тем не менее они в течение почти полугода проживали на бывшей своей жилплощади, а затем, добровольно освободив ее, выехали. 5. В деле с самого начала участвовал представитель Тимирязевской прокуратуры. Прокурор Журавлева Н.А. участвовала в исследовании всех доказательств, и ее убеждение формировалось в ходе неоднократных слушаний. Поэтому принесение протеста прокурором Смердовым Н.Ф. перечеркивает весь двухлетний труд суда в полном составе и год расследования уголовного дела. На основании изложенного, в соответствии со ст. 292 ГПК РСФСР
просим:
отозвать протест межрайонного прокурора Смердова Н.Ф. как необоснованный.

Приложение:
1) копия протеста;
2) решение суда.

18 сентября 1999 г.
Михайлов Михайлова Михайлова

 

МЕНЮ ОБРАЗЦОВ

Новые образцы


Copyright 2009. All Rights Reserved.