Выстрелы на поражение

Случай, даже по меркам нашего беспокойного времени, не рядовой.

Вечером своего выходного дня сотрудник СОБРа Дмитрий Соловьев убил из табельного оружия троих молодых людей в районе Измайловского проспекта столицы. Мосгорсуд приговорил милиционера к десяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Однако, как считал защитник милиционера адвокат Межреспубликанской коллегии Дмитрий Краснов, точка в этом деле еще не поставлено, причем речь должна идти не о смягчении наказания, а... об оправдании Соловьева. - Из приведенных в ходе следствия и суда достоверных показаний не заинтересованных в исходе дела свидетелей ясно, что Соловьев действовал строго в рамках необходимой обороны, - говорит Дмитрий Анатольевич. - Не только в случае с первым погибшим, что признано и судом, но и в конфликте с Герасимовым и Буравцевым, действия которых реально угрожали его жизни.

Представьте, милиционер только оторвался от группы избивавших его лиц, по которым только что стрелял. С залитым кровью лицом выбежал но освещенную часть улицы. Призывает граждан вызвать милицию и «скорую», кричит, что он сам сотрудник милиции. И тут от темнеющего пятачка торговых палаток отделяются двое и быстро приближаются к нему. По ходу они произносят угрозы в адрес «мента», в руке у одного из них предмет, похожий на нож. Когда до них оставалось не более пяти шагов, Соловьев открыл огонь на поражение...

- Однако не смолкает хор сторонних обвинителей милиционера. Мол, даже «мало дали». Выискивают у осужденного «чеченский синдром» (Соловьев бывал в Чечне) и рассуждают о том, что вот-де совсем распоясались наши правоохранительные органы, чувствуют себя безнаказанными.

- Все, мягко говоря, не так. В целом обьективноя картина происшедшего ни у кого ме вызывает сомнения. С нею, кстати, согласен и суд, вот только интерпретировол он события по-своему. А было то, что Москва шумно отмечала День города. К вечеру, как понимаете, накал не всегда здорового веселья достиг своего пика. Около 23 часов возле метро «Измайловская» группа нетрезвых людей попыталась взломать витрину палатки-гриль и похитить кур.

Сотрудник милиции Соловьев находился внутри этой палатки, он заехал туда за своей знакомой продавщицей Светланой, чтобы проводить ее с работы. Естественно, вышел к хулиганом (а их шестеро!), представился, показал удостоверение сотрудника МВД и потребовал не нарушать порядка. Но те на справедливое замечание представителя закона ответили угрозами и оскорблениями: «Мент! Быдло! Мочи мента!». Кто-то из них попытался выхватить у милиционера удостоверение. Это послужило сигналом к нападению на стража порядка и его жестокому избиению - кулаками, ногами, палками и бутылками. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, у Соловьева был выявлен целый ряд серьезных травм; ушиб головного мозга, раны затылочной области и спинки носа, гематомы лобной и теменной областей... Понимая, что силы явно не равны и что его сейчас забьют до смерти, милиционер достал пистолет и после предупреждения выстрелил в находившегося ближе всех Панкратова.

-Но, может быть, милиционер тоже был в праздник под хмельком?

-Доказано, что при задержании ветеран Чечни был трезв. Тогда как все участники нападения находились в изрядном подпитии.

Так погибший Панкратов пребывал в состоянии тяжелого алкогольного опьянения, Буров - легкого, о его товарищ Герасимов также тяжело пьян. И еще одна выразительная деталь трагедии, но которую почему-то закрывают глаза и суд, и газетчики. Большинство нападавших -лица ранее привлекавшиеся к уголовной ответственности, даже имевшие на момент нападения непогашенные условные судимости. А Соловьева характеризуют как выдержанного оветственного человека, не раз зарекомендовавшего себя в экстремальных условиях. Долгое время он даже являлся непосредственным охраником самого министра внутренних дел - это о чем-то говорит.

- Неужели все эти моменты Cуд проигнорировал?

- К сожалению, ни эти факты, ни многие другие, свидетельствующие в пользу Соловьева, не были приняты во внимание. Еще в ходе предварительного следствия хозяевами палатки «Куры-гриль» в прокуратуру ВАО подавалось заявление о покушении на грабеж компанией пьяных граждан. Соловьев заявлял ходатайства о возбуждении уголовного дело в отношении лиц, напавших на него как на сотрудника милиции. К свидетельницам Гынку и Ильенко подходили неизвестные люди и требовали, угрожая расправой, дать нужные показания против милиционера. Об этом женщинами было подано заявление следователю Ступникову. Но и этим обстоятельствам суд не дал должной оценки.

- И что же теперь?

- Поданы две кассационные жалобы в Верховный суд России. Защита надеется, что высшая судебная инстанция страны все же пересмотрит необоснованный приговор. Ибо на нашей стороне не только закон, но и справедливость.

И высокие судьи, действительно, вняли аргументам адвоката. Дмитрий Соловьев оправдан по первому пункту обвинения, а по второму и третьему - обвинение переквалифицировано на превышение пределов необходимой обороны. Милиционер уже вышел на свободу.

Смотреть еще образцы

Copyright 2009. All Rights Reserved.