Россия,
Воронежская область


ГЕОГРАФИЯ

Российская Федерация

ДОСТУПНОСТЬ

24 часа в сутки

НАДЕЖНОСТЬ

Опытные юристы

КОНТАКТЫ

Мы всегда на связи

Какие способы исполнения обязанности по оплате продаваемого имущества допустимы для договоров купли-продажи, а какие влекут переквалификацию заключенного договора?

Данный вопрос встает в арбитражной практике, как правило, в связи с заинтересованностью одной из сторон спора в применении определенных гражданско-правовых норм, применяемых лишь при условии квалификации заключенного договора в качестве договора купли-продажи. Классический пример - взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами, которое возможно лишь при условии наличия у должника денежного обязательства, каковое имеется в договоре купли-продажи и отсутствует в договоре мены. При рассмотрении соответствующих споров арбитражными судами были выдвинуты следующие тезисы.
При наличии у покупателя альтернативного обязательства, предусматривающего как возможность оплаты товара денежными средствами, так и возможность встречной поставки другого товара, договор должен квалифицироваться как сделка купли-продажи (см. постановление ФАС ПО от 07.06.1999 N А65-530/99-С/2-20). По данному делу, на наш взгляд, ошибки допустили как первая инстанция, квалифицировавшая спорный договор в качестве договора мены, так и кассационная инстанция, предложившая квалифицировать сделку как куплю-продажу. По нашему глубокому убеждению, договоры, предусматривающие подобные альтернативные обязательства, должны квалифицироваться в соответствии с п. 3 ст. 421 ГК как смешанные, т.е. сочетающие элементы различных видов договоров, предусмотренных законодательством.
Наличие в договоре условия об оплате покупателем товара путем зачета встречных требований к продавцу не приводит к "переквалификации" договора купли-продажи в иную сделку (см. постановления Президиума ВАС РФ от 22.05.2001 N 7012/00, от 18.04.2000 N 506/00, ФАС ЦО от 24.01.2001 N А14-5340-00/219/12)*(4). Данные выводы судов были основаны на прочтении конкретных договоров, которыми мы, к сожалению, не располагаем. На наш взгляд, рассматриваемая ситуация крайне сложна для квалификации, и каждое слово спорного договора может иметь решающее значение. Мы бы предложили следующую логику рассуждений. Во-первых, бесспорно, что при заключении между сторонами двух "зеркальных" сделок купли-продажи (т.е. таких сделок, в которых стороны как бы меняются ролями "продавец" - "покупатель") и последующем проведении зачета путем совершения отдельной (двух- или односторонней) сделки, оснований для переквалификации правоотношений сторон в меновые нет. В данном случае на момент заключения сделок отчетливо видно намерение сторон рассчитываться деньгами, а возможность проведения зачета просто не может быть стопроцентной (например, в отношении какой-либо из сторон может быть введена процедура банкротства). Соответственно, если возможность зачета все-таки появилась, сам по себе зачет - это уже новая сделка, которая не может повлиять на квалификацию ранее заключенных сделок. Вторая возможная ситуация, судя по всему, имела место в рассмотренном выше деле. У продавца имеется денежный долг перед покупателем за ранее поставленные товары по ранее заключенному договору. Далее, стороны заключают "зеркальный" договор, и в нем предусматривают, что оплата производится путем зачета имеющейся задолженности. На наш взгляд, невозможность проведения зачета по второму договору дает продавцу безусловное право на взыскание с покупателя денег, а значит, перед нами сделка купли-продажи. Что касается первого договора, то для его "переквалификации" оснований тем более нет. Несколько по-иному следует оценивать те ситуации, в которых стороны предусматривают, что вместо погашения действующей задолженности покупатель произведет поставку того или иного товара на тех или иных условиях. Здесь уже следы денежного обязательства не обнаруживаются, а значит, отношения сторон по второй по времени сделке будут регламентироваться не нормами гл. 30 ГК, а иными положениями (например, ст. 409, посвященной отступному). Ну и наконец, когда стороны единовременно договариваются о проведении встречных поставок и зачете как способе оплаты поставленных товаров, квалификация их отношений как договора мены представляется абсолютно правильной.
Договор купли-продажи может предусматривать такой способ оплаты товара, как уступка права требования (см. постановление ФАС ДО от 25.05.2004 N Ф03-А51/04-1/1101). Данный вывод суда настолько очевидно противоречит п. 1 ст. 454 ГК, которая вполне определенно говорит об уплате денежной суммы, что мы не рекомендуем им руководствоваться ни при каких обстоятельствах. Стоит также обратить внимание на то, что пересмотр данного вывода не привел бы к принятию иного решения по рассмотренному ФАС ДО делу, поскольку требования истца не были связаны с переквалификацией договора - истец настаивал на незаконности соответствующего условия. Наконец, существует судебный акт, в котором абсолютно определенно сделан прямо противоположный вывод - вывод о невозможности расчета за товар правом требования в рамках сделки купли-продажи (см. постановление ФАС ЗСО от 17.05.2005 N Ф04-2862/2005(11202-А46-16)).
В некоторых, к большому сожалению, немногочисленных судебных актах присутствует вывод о том, что расчеты за проданный товар векселями лишают договор признаков купли-продажи (см. постановление ФАС ПО от 08.06.2004 N А49-4990/03-181/26). Справедливости ради, отметим, что даже в указанных судебных актах кассационная инстанция не сама делает соответствующий вывод, а как бы "склоняет" к нему суд первой инстанции, передавая дела на новое рассмотрение. Позицию ФАС ПО можно признать правильной, причем как для случаев передачи покупателем векселей третьих лиц (такие сделки отвечают признакам договора мены (ст. 567 ГК), исходя из вещной природы векселя (ст. 128, 143 ГК)), так и для случаев выдачи покупателем собственного векселя (такие сделки, по нашему мнению, должны квалифицироваться как смешанные: сочетающие в себе элементы купли-продажи из займа (более подробную аргументацию мы дадим чуть ниже при анализе сделок по выдаче собственного векселя)).
К сожалению, по большинству дел суды занимают позицию, противоположную только что рассмотренной. На уровне ВАС РФ высказана логика, в соответствии с которой вексель признается "платежным документом", а к договору купли-продажи с оплатой товара векселем применяются нормы, специфичные именно для купли-продажи, например, п. 3 ст. 487 ГК в части возврата суммы предоплаты (см. постановление Президиума ВАС РФ от 06.03.2002 N 7337/01). Соответственно, вопросов о квалификации спорных договоров не остается - несмотря на "оплату" товара векселем, это - сделки купли-продажи. Данная логика поддерживается и многими судами кассационной инстанции, акты которых будут прокомментированы ниже, при рассмотрении практики применения п. 3 ст. 487 ГК.